Bleach: Nuevo Espada

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Bleach: Nuevo Espada » Фан-зона » Драбблы по Гранцам


Драбблы по Гранцам

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Название: Смертные грехи
Автор: Illforte Grantz
Темы-ключ: Физическое доминирование
Его губы искусаны в кровь, а может, просто перестарался с этой бутылкой. Заэль улыбнулся, посмотрев на прикованного к стене брата — тот едва держался, практически повиснув на цепях. Младший Гранц никогда не думал, что подвал, где хранились только коллекционные вина, можно было использовать подобным образом, но цепи, которыми слуги обычно крепили дубовые бочки, сейчас очень даже пригодились.
Пусть и для совершенно других целей.
«Ваш брат такой… странный. Будто вы не родня».
Королева Изабелла была любительница запечатлеть на картине вместе с собой всех советников и слуг. Поначалу стоять часами и позировать, выслушивая все замечания, было пыткой. Потом он свыкся.
«Солдафон. Хам и быдло. Вы слышали, что он последний раз устроил на Пуэрта дель Соль?»
— Да, что же ты устроил там, на главной площади, братик? — Заэль подошел поближе и приподнял подбородок брата, который был липким от вина, чтобы посмотреть в глаза Илльфорте.
— Да пошел ты… Заэль.
— Я всего лишь хочу, чтобы ты наконец пресытился всеми смертными грехами и вел себя подобающе нашему роду. Сейчас в списке у нас чревоугодие, так ведь? — удерживая подбородок, нажимая пальцами сильнее, Заэль попытался заставить брата разжать зубы. – Я залью тебе это вино через нос или другие места, братик, сопротивление все равно бесполезно!
Гранц сильно стукнул горлышком по зубам Илльфорте, заставляя того открыть рот. Воспользовавшись моментом, он стал вливать алкоголь в брата, который давился и старался выплюнуть вино, но младший держал его достаточно сильно для своего хлипкого телосложения.
— Ты выпьешь весь запас из наших подвалов, чтобы раз и навсегда испытытать отвращение к спиртному. А потом…
Заэль убрал бутылку, посмотрев на Илльфорте — тот уже опьянел и почти не понимал того, что с ним происходило. Младший Гранц с самого утра вливал в брата вино, мысленно прокручивая в голове слова самой королевы.
Действительно, чтобы сделать брата правильным, достойным фамилии, нужно дать ему в полной мере то, за чем он вечно гоняется: вино, секс и все остальные пороки, которые тянутся за ним словно шлейф. Будто бы специально — зная, что это заденет не только честь семьи, но и лично брата, он проделывал немыслимое, такое, что весь королевский двор даже не знал, что сказать на его выходки — очередной раз ткнуть в Заэля беспокойным братом или уже посочувствовать.
— А потом, братик, как придешь в себя, мы будем выяснять все твои предпочтения в постели.
И пусть происходящее было не во вкусе и стиле Заэля — не привычное моральное, а банальное, низшее физическое доминирование над братом, — но ради чести рода можно раз преступить свои же принципы.
Главное, не пойти по тропе брата.
Но он точно не пойдет.

0

2

Название: Единение семьи
Автор: Illforte Grantz

Меч жалобно звякнул, коснувшись кафельного пола лаборатории. Илльфорте стоял, чуть согнувшись, тяжело дыша, волосы бесформенными прядями, спутавшись от пота, падали на лицо – так, что Октава не мог видеть эмоций брата, хотя по рейацу чувствовалось, как он зол. Старший Гранц чуть отступил назад, протащив по полу лезвием, так и не подняв то.
– Нужно все-таки беречь его, - поморщившись, бросил Заэль, – твой же занпакто. Давай уже побыстрее, у меня и без тебя дел полно.
– Меч, –прохрипел Илльфорте, выпрямившись, откинув волосы назад.
– Что «меч»? – Октава чуть склонил голову, посмотрев на своего брата. Как же он иногда его умилял в своем необоснованном гневе.
–Ты обнажишь сегодня свой чертов меч, Заэль?!
– Чтобы отшлепать своего тупоголового брата , мне он не понадобится, потому что…
Мысль Аполло закончить не успел: Илльфорте, зарычав и замахнувшись, бросился на него.
«Как малый неразумный ребенок….»
Калечить старшего Октава не собирался. Нет, не потому что жалел его как «родственника», просто не хотелось потом отчитываться перед всеми, почему же он убил фрассиона Сексты, пусть даже этот самый нумерос первый начал махать занпакто в его лаборатории.
«Сколько бы ты не приходил, чтобы не делал, я не уступлю тебе!»
Всего лишь шаг в сонидо, один поворот, чтобы перехватить занесенную руку, сильнее сдавить, вывернуть запястье.
Меч со звоном падает на пол, а рука Илльфорте заломлена за спину.
– Так мне теперь можно отшлепать тебя?
Старший Гранц замер, почти не дыша. Заэль , будто доказывая свою силу, сейчас держит его без страха, даже не напрягаясь. Даже чувствуется, как брат улыбается, когда шепчет ему эти едкие слова на ухо.
– Бой еще не закончен, бро!
Заэль вовремя дернулся в сторону, иначе бы рог маски точно прошил насквозь голову, но сейчас он отделался всего лишь ударом в скулу да временным потемнением в глазах. От Илльфорте можно ожидать чего угодно, но…
Младший Гранц коснулся пальцами разбитой губы. Сейчас бы заставить ответить за кровь настоящим боем, но Октава не собирался размениваться на такое мелочи. Беспокойный, слишком беспокойный старший брат.
– Если проиграл, то хотя бы умей принять проигрыш достойно.
Илльфорте тихо охнул, когда ноги подкосились и он упал на колени под давлением реяцу. Ни раздражения, ни злости, ничего, кроме ядовитой улыбочки на лице брата, но по тому, как сейчас он практически придавливал к полу, было видно, как зол тот.
Заэль столь же спокойно поднял перевернутое в бою кресло, подвинул и сел в него перед братом, который все еще стоял на коленях, не в силах пошевелить даже пальцем.
– И сколько раз мне тебе это доказывать, Илльфорте? Может и правда ты дан мне в наказание, чтобы я не расслаблялся?
– Что… ты задумал? – только и смог выдохнуть старший Гранц, когда Заэль решительно схватил его за плечо, перекинув через свои колени так, что рог практически касался пола, цепляясь, причиняя массу неудобств. И лишь спустя мгновение, когда Октава стащил с Илльфорте хакама до самых колен, до старшего дошло, «что» задумал тот. – Попробуй только это сделать и я!...
Илльфорте лишь с шумом выдохнул, когда ладонь брата слегка опустилась на его ягодицы, будто бы примеряясь. Он попытался встать, но движения словно блокировали все тем же давлением рейацу, даже не держа второй рукой, будто бы давая ему некое право выбора – остаться или встать и уйти, чего, правда, старший Гранц сделать не мог.
– Не беспокойся, сильно бить не буду – сидеть сможешь, - Заэль тихо рассмеялся, еще раз шлепнув. В этот раз удар был ощутимее, чего Илльфорте не ожидал и дернулся, пискнув как придушенная мышь. Нет, больно не было, но факт подобного унижения оставался.
– Я убью тебя!
– Ты столько раз это уже пробовал! И в результате лишь разнес мне лабораторию, скверный мальчишка. Думаю, за это десяти раз точно хватит.
Заэль делал все нарочито-медленно, будто смакуя подобное положение брата, а Илльфорте лишь скрипел зубами, отсчитывая шлепки, надеясь, что эта пытка на том и закончится. Больно не было поначалу, но с каждым разом удары становились ощутимее, а кожа горела, от чего становилось не слишком уж… удобно.
– Я и не думал, что у варвара, подобного тебе, может быть такая чувствительная кожа, так что, скорее всего, сидеть ты не сможешь, когда я закончу, а времени… времени у меня сегодня предостаточно, Илльфорте.

0

3

Название: Неприкосновенный
Автор: Illforte Grantz

Это выглядело весьма соблазнительно, едва давало возможность сдерживаться: волосы, золотым водопадом струящиеся с края постели до самого пола, бронзовая кожа с мелкими капельками пота, так резко выделяющаяся на белых простынях…
Братец действительно оказался слишком тяжел для тех фрассионов, которым он приказал перенести его в свою личную комнату, поэтому сейчас Ильфорте лежал практически поперек кровати, свесив голову с края, прикрыв глаза, тяжело дыша, как рыба, выброшенная на берег, от того наркотика, что ему дали вместо обычных препаратов, которые вводили каждый день.
«Зачем же?»
«Только продолжить твою игру, дорогая!»
Сначала это было похоже на пытку со стороны занпакто, но Заэль не из тех, кто быстро сдается, поэтому очень скоро сделал это испытание близким к своеобразной садистской игре. Форникарас подтверждала свое собственное имя. Королева. Развратная королева, непостоянная, как змея, как ртуть, которая перетекает из одного своего состояния в другое, не давая прикоснуться, понять, требуя от своего хозяина идеала, играясь в свои жестокие игры.
И лишь когда Заэлю удалось схватить ее, как неожиданно удачу за хвост, она поставила самое жесткое условие в игре.
Неприкосновенность.
Неприкосновенность тела хозяина. Вечно идеальное тело, созданное в этом мире мертвых, с каждым днем достигающее совершенства. И никаких низменных желаний. Никто, даже он сам, не должен был касаться его.
Форникарас не была бы его занпакто, если бы не пыталась схитрить, сделать все возможное, чтобы оказаться хозяйкой положения. Но Заэль был не из тех, кто просто так сдается, так что все обычные попытки меча «соблазнить его на грех» просто пропускались мимо ушей.
Пока в его личных лабораториях не появился Он.
«Он же как сломанная кукла, правда?»
Для Форникарас ранее, как и для него самого, Илльфорте не представлял никакого интереса, кроме как, разве что, испытания каких-то новых препаратов незаметно для самого брата. Поэтому вопрос занпакто застал Заэля врасплох – он ничего не ответил, но Форникарас продолжила:
«Он – твой брат. Такой физически идеальный братец, но ему никогда не дотянуть до твоего уровня. Это тело и эта жалкая душонка доставляют тебе столько хлопот!»
«Ты совершенно не умеешь иногда играть роль дьявола-искусителя, – с усмешкой ответил своему занпакто Заэль. – Илльфорте, наверное, будет последним существом в мире, которое я смогу возжелать!»
И все-таки, не сдержавшись, чуть помедлив, Заэль, снял перчатку, скользнул ладонью по груди уже спящего под действием наркотика Илльфорте, затем, спустившись ниже, погладил плоский живот. По собственному телу будто побежал озноб, ладонь чуть покалывало – такое чувство, что реяцу брата мелкими иглами впивалась в нее, задевая чувствительные точки, заставляя столь странно реагировать. И лишь потом, спустя несколько минут, Октава понял, что произошло.
Ему это нравилось. Ему нравилось касаться брата просто так, чувствовать мелкие шрамы на груди, исследовать каждый рельеф на теле, понимая, насколько физически оно развито, возбуждаясь от самих мыслей.
Она знала.
Развратная занпакто знала, что он так отреагирует на брата – не зря злодейка-судьба сделала их родными, словно Илльфорте был создан для того, чтобы Заэль мог получить наслаждение, сохранив свою «целостность».
Форникарас сама толкала его на этот поступок.
Возможно, Илльфорте еще устроит ему, когда проснется, но головная боль – малая цена за то, что он может сейчас получить.
Перекинув ногу через бедро брата и усевшись на него, Октава застонал, почувствовав столь долгожданное тепло, заскользил ягодицами по ноге, вздрагивая от острых ощущений. Для него это сейчас было намного желаннее, чем просто совокупление, он жаждал просто прикасаться к брату, впитывать его острую, словно игольчатую, реяцу, чувствовать, как передается тепло, собираясь где-то внизу живота Октавы, распространяя жар по всему телу.
Склонившись ближе к брату, Заэль едва сдержался, чтобы не поцеловать его. Нет уж, если играть, то по правилам, терзая самого себя, пусть губы Илльфорте так и притягивали. О, да, такое совершенство только и целовать – если он, Октава был наделен умом, то вот Хогиоку, обделив брата мозгами, дала ему столь красивое тело.
Прогнувшись в спине сильнее, Заэль практически лег на грудь Илльфорте, скользя ягодицами по бедру быстрее, прижимаясь к ноге сильнее пахом, стараясь ни в коем случае не коснуться брата так, чтобы возбудить его. Нет, сегодня все удовольствие принадлежит ему, а Илльфорте просто бесчувственный инструмент под действием наркотиков. Может быть, потом он вознаградит брата за такую «тонкую» работу, но… не сейчас…

0

4

Название: Русская рулетка
Автор: Illforte Grantz
Куда ты уходишь вечерами, Заэль?
Он уже не задает этот вопрос, потому что никогда не получал в ответ ничего, кроме улыбки. А после этой улыбки Заэль прятал лицо под полями шляпы, застегивал плащ и куда-то уходил.
Илльфорте не был домоседом, но…
Мать, которую уже третий год мучил туберкулез, давно потеряла интерес к жизни, брат исчезал по вечерам, а он… Ривел-Крик был небольшим городом, в котором не было развлечений, кроме салуна и борделя. Но засветиться там - значило пустить столь старую и благородную семью по ветру. Люди молчали, а значит, брат не искал утех у местных шлюх. Так что ежели выбирать из сомнительных развлечений, старший Гранц предпочитал сидеть дома.
Так куда же ты ходишь?
Каждый вечер он стоял у окна и смотрел, как брат выводил из стойла свою гнедую лошадь. Мать ни разу не задалась вопросом, слуги молчали. Да и Илльфорте был не настолько любопытным, чтобы послать кого-то за братом.
Утром тот  всегда возвращался. Ни запаха алкоголя, ни женских духов. Лишь легкий запах табака. Но было ясно, что курил не он, а те, кто пробыл в его обществе всю ночь.
И вообще – зачем все это? У каждого своя личная жизнь. И Илльфорте не пугало даже то, что рано или поздно брат никогда не вернется. Дом, как и их семья, стал ветшать, они все отделялись друг от друга. Будто бы покрывались слоем пыли, как статуи, которые мать держала на чердаке. Старые статуи, привезенные из Старого Света. Такие же старые, как и их семья. И такие же потрескавшиеся с годами.
И все же…
«Домия».
Золотая роза, вензель на черной визитке. Только одно слово, более ничего. Визитка лежит на коленях матери, выделяясь большим черным пятном. Откуда она – неизвестно. Но мать молчит, смотрит куда-то в стену. И лишь вечером негромко произносит:
- Эта женщина погубит семью.
Но Илльфорте никогда ранее не слышал о ком-то с подобным именем. Город небольшой, а имя веет чем-то… неродным. Значит, все-таки женщина. Заэль никогда ранее не проявлял к кому-то интерес, особенно если этот кто-то был женского пола.  Так что это было необычно даже для него.
Домия. Даже не имя, а что-то типа «рабочего имени» элитной шлюхи.
И сегодня он идет за братом не потому, что ревнует, не потому, что интересно, а потому, что считает это делом семьи. Ее задетой гордостью.
Илльфорте ехал за ним почти до окраины города. И будто бы чувствуя за собой слежку, Заэль неожиданно пошел в сторону салуна. Постояв под дверьми, он шагнул внутрь, зажмурившись от яркого света. На его руке сразу же кто-то повис, а в нос ударил едкий запах розовых духов.
Нет. Ты не та самая Домия. А старший Гранц желал увидеть именно ту, что так смогла заинтересовать брата.
Визитка в руке – она же знакома тебе, девочка.
Будто поняв,  с какой целью пришел столь неожиданный клиент, рыжая шлюха потащила Илльфорте к двери под лестницей, ведущий на второй этаж. Охранник неодобрительно посмотрел на них, но, все же, забрав визитку, открыл двери. И только теперь Илльфорте понял, что Заэль не случайно оставил такую улику. Он желал, чтобы за ним пришли.
В Ривел-Крик никто не делал запрета на карточные игры если ставки не были высоки. А здесь играли на нечто большее, чем деньги и выпивка. Воздух, пропитанный табачным дымом, был наполнен азартом и адреналином.
- Новенький? – бородач, раздававший карты, криво ухмыльнулся, посмотрев на свободное место. – Ну проходи, раз пришел.
Илльфорте, было, уже думал сказать, что ошибся дверью, что совсем не знает правил покера, но охранник, бесцеремонно толкнув его в спину, закрыл двери, дабы любопытные посетители салуна не совали свой нос куда им не следует. Люди, сидевшие за столом явно бы не оценили сейчас оправданий «новичка», поэтому Гранц сделал пару шагов, и сел на предложенный стул. В полумраке он увидел знакомую фигуру. Будто бы специально ему предложили место напротив брата. Свет масляной лампы над столом был достаточно тусклым, что не позволяло разглядеть лица игроков, но Илльфорте прекрасно знал, что брат улыбался.
Ты сделал это специально, Заэль.
- У нас не обычный покер, - растягивая слова, произнес младший Гранц. – Кому интересны деньги, выпивка и девочки, может вернуться в зал. Так ведь, господа?
Участники игры заметно оживились, глядя на новичка, будто бы ожидая того, что он предложит сейчас для игры.
- Здесь что? Сборище чертей из ада, которым я должен заложить душу?
Илльфорте посмотрел на брата, именно от него ожидая ответа:
- Нет. Мы играем на желания, - ответил тот, потянувшись за картами, которые положили перед ним. – Раз вы мой противник, то в случае проигрыша я могу потребовать от вас исполнение одного моего желания.
- И какого же?
- Всего ничего, - Заэль сделал паузу, чувствуя, что от него ожидают чего-то оригинального. – Русская рулетка. Не важно, кто проиграет и кто выиграет. В конце мы сыграем в русскую рулетку, чтобы раз и навсегда определить любимчика фортуны.
- А если я откажусь? – перебил его Илльфорте, понимая, что брат не шутит.
- А если вы откажетесь, то в случае вашего проигрыша  я назову другое мое желание. Пусть пока оно будет секретом.
Илльфорте плохо знал карты. Отец пару раз показывал ему, как играть в покер, но сейчас он будто бы чувствовал, что не сможет тягаться с мастерством брата. Взгляд все время падал на револьвер, лежащий в центре стола.
- Бред! Это бред!
Через несколько партий Илльфорте, отбросив карты, резко встал. Он не такой псих, как брат. И не настолько играется с судьбой. Лучше уж шлюха, чем такие игры.
- Никто не уходит просто так.
На плечо легла чья-то тяжелая рука. Илльфорте резко развернулся, пытаясь ударить нахала, но кто-то схватил его за руку, заламывая ее за спину.
- Оставьте!
Заэль оказался рядом, совсем рядом. Илльфорте пытался вырваться из захвата охраны, но те оказались намного сильнее. Приподняв пальцами его подбородок, Гранц-младший произнес:
- Отказавшийся от игры – тоже проигравший. Так что я возьму свое – как выигравший и как тот, кто спас вам жизнь. Знаете, таких как вы, кто нарушает правила игры, часто находят в реке.
А потом та же дверь. Та же лестница, ведущая на второй этаж. Какая-то комната в полумраке, да поворачивающийся в замке ключ.
- Чтобы никто не беспокоил, - поясняет Заэль, дабы успокоить брата, который явно нервничал.
- И что ты решил с меня потребовать? Почему здесь, а не дома.
- Твое тело. Почему здесь? Скажем… для антуража, - прямо ответил тот, расстегивая пуговицы своей рубашки. – Раздевайся. Я не намерен трахать тебя одетым. Я не фанат быстрого секса у стены. Ну что ты смотришь на меня, как первая девственница на деревне?
Заэль, отбросив рубашку, улыбнулся. Брат сейчас выглядел испуганным, забавным… и еще более желанным. Один его вид сводил с ума, но Заэль никогда не смел взять больше. Просто держаться в стороне, наблюдать за ним, наслаждаться легким запахом кожи, пробравшись в комнату, пока он спит. О, Илльфорте даже не знал того, сколько ночей его младший брат провел рядом с ним, просто лаская. Глупый братик, ты спал мертвым сном, считая, что все «мокрые сны» - результат буйной фантазии во время сладкой дремы. Но Заэль за это время изучил, наверное, каждую родинку, каждую линию на теле брата.
Шло время. И пришел конец этим играм, в которых он пытал только самого себя. Сейчас он хотел взять то, что принадлежит ему по праву игры, которую он сам затеял.
- Неужели ты думаешь…
- Я и есть Домия, братец. Неужели ты не понял. Я создавал эту самую игру целый год, чтобы рано или поздно твои глупость и любопытство взяли верх над осторожностью. Ты сам пришел туда, где я ждал тебя, расставив эти сети. Я и есть это здание. Я хозяин каждого здесь. Ты мой, в моем маленьком кукольном домике. И я здесь главный кукловод, брат…
Ладони скользили по широкой груди, но Илльфорте не сопротивлялся этим самым прикосновениям. Тело, будто бы привыкшее, будто бы почувствовавшее то, чего желало, само откликнулось на прикосновения.
- Поцелуй же меня… Хотя бы раз - сам…
Заэль, вцепившись пальцами в шею, попытался заставить брата склониться и исполнить свою маленькую просьбу. Действительно маленькую, учитывая то, что Заэль уже нарисовал в своем воображении на грядущую ночь.
- Прекрати это, - будто очнувшись ото сна, Илльфорте попытался оттолкнуть брата,  хотя и сам понимал, что делал это слишком вяло.
Не почувствовав реального сопротивления, Заэль потянулся, заскользив языком по нижней губе брата, дразня, зная, что тот сдастся. Зная, что ответит.
- Ты шлюха, Заэль, - выдохнул Илльфорте в чуть приоткрытые губы брата, не сдерживаясь, жадно целуя, где-то на задворках сознания понимая, что когда-нибудь пожалеет о том, что сейчас делает. И что еще сделает, потому что без какого-либо стыда сейчас целовал родного брата, срывая с того последние остатки одежды, не жалея замков и пуговиц.
«Шлюха», может, громко сказано, но что-то было в нем. Будто бы ядовитое растение, источающее сладкий запах, который манил к себе, заставлял подойти ближе, чтобы рано или поздно отравить жертву своим ядом. Нет, не убить, а сделать покорной, заставляя желать большего. И вырваться из этого плена было невозможно.
Будто бы прочитав мысли своего брата, Заэль, оторвавшись от губ, заскользил по щеке, чуть выше, коснувшись мочки уха, и прошептал:
- Выиграй хоть раз. И тогда я исполню твое желание. Мы ведь играли в русскую рулетку, братик, - медленным движением, будто бы ленивая пантера, Заэль отстранился от Илльфорте, только лишь скользнув пальцами по паху, чувствуя, как завелся родной брат от одних только поцелуев. – Сегодня тебе достался холостой патрон. Приходи завтра вечером и  попытай счастья еще раз. И, быть может, ты станешь королем игры. А я - твоей королевой.

+1

5

Название: Заблудшие души
Автор: Illforte Grantz
Бета: Karellian
Персонажи/Пейринги: Илльфорт/фем!Заэль
Рейтинг: R
Предупреждение: AU (!!!), насилие, смерти героев, Incest
Жанр: драма, romance
Самари: Немного травы из «Ворона» ко дню всех святых. Собственно, памяти Брэндона Ли посвящается.
А еще небольшая ветка от «Маятника», потому как идет прямое указание на одну из моих глав
Дисклеймер: все принадлежит Кубо Тайто. Я взял поиграться и вернул.

В такие дни мало кто спал из тех, кто призван стоять на страже порядка. Такие праздники будоражат кровь, заставляют выплескивать адреналин по максимуму. А в результате…
Его глаза казались стеклянными, такими, как бывают у фарфоровых кукол на витрине. Капли дождя, смывавшие кровь с лица, струились по щекам – словно слезы. Казалось, что его душа плачет, пока тело сейчас вот так, сломанной игрушкой, лежит у порога многоэтажного дома.
- Не самоубийство. Выбросили из окна, - пояснил один из полицейских комиссару, который стоял над телом блондина.
- Чертов праздник. Поэтому я ненавижу Хэллоуин.
Комиссар повернулся к парадному входу, наблюдая за тем, как на медицинской каталке из дома вывозят еще кого-то. Похоже, не только вечер, но вся эта чертова ночь святых будет жаркой.
«I hate feeling like this,
I'm so tired of trying to fight this,
I'm asleep and all I dream of
Is waking to you;
Tell me that you will listen,
Your touch is what I'm missing,
And the more I hide, I realize –
I'm slowly losing you..»

Сквозь треск раций, чьи-то выкрики и вой мигалок на машинах откуда-то слышалась странная песня. Совсем не к месту. И не во время.
И снова взгляд комиссара полиции заскользил по телу блондина. Впервые в нем будто бы что-то дернулось, вдруг неожиданно пришла мысль об это проклятом празднике – о тех душах, заблудших, неупокоенных, неотомщенных. И чтобы спрятаться от Самайна, они все носят маски. Все.
***
Он любил свою сестру не так, как должен любить брат. Было что-то большее, что-то высшее. Не только телесный контакт. Они родились двойней и будто бы стали единым целым: совершенно разные на первый взгляд, но понимавшие друг друга с полуслова.
Заэль всегда любила все яркое, будто бы старалась выделиться из толпы. Ничего дорогого, но все свойственное девушке ее возраста. Куча заколок-бабочек, вздрагивавших крыльями при малейшем движении, цветной пластик, вместе серебряных или золотых браслетов и сережек. На первый взгляд весьма посредственная девушка-бунтарка, которая будто бы на зло всем перекрасила волосы в ярко-розовый. Правда, мало кто знал о ее необычном складе ума.
И он всегда ей тайно восхищался.
***
Мало кто знал, что она была очень набожна. Мало кто видел то, как она ходила по субботам в церковь, чтобы выпросить прощения у Всевышнего всего за один-единственный грех – любовь к родному брату. Сколько она пыталась от него бежать, даже упросила родителей позволить ей жить в общежитии при колледже в соседнем городе – лишь бы не видеть его каждый день. Она надеялась, что это пройдет, но брат оставался наваждением. И ее стойкость сломалась в тот день, когда он появился на пороге женского общежития.
Они сбежали от всех.
***
- Да что вы встали как идиоты?! – комиссар подошел к врачам, которые замешкались с каталкой у парадного входа, да так и замер, глядя на девушку, истекавшую кровью. Даже при множественных ножевых ранениях она все еще была жива и порывалась встать, но медики держали ее, пытаясь зафиксировать и остановить кровь, кто-то пытался надеть кислородную маску. Карие глаза девушки внимательно посмотрели на полицейского и почти шепотом, срываясь на стоны боли, она спросила:
- Мой брат. Где он? Что с ним… Илльфорте!
- Он…
- Отойдите! – санитар оттолкнул комиссара, помогая спустить каталку с порога, направляя ее к машине реанимации.
- Он жив! – сам не понимая почему, полицейский схватил девушку за пальцы, будто пытаясь удержать. – Живи и ты для него, девочка…
Заэль умерла в отделении экстренной терапии, не приходя в себя, промучившись двенадцать часов.
***
Father into your hands why have you
forsaken me?
In your eyes forsaken me,
In your thoughts forsaken me,
In your heart forsaken me, oh...
Trust in my
Self-righteous suicide,
I cry when angels deserve to die.

Она ждала его.
Сколько? Да кто уже вспомнит. Дни, недели, месяцы, может годы. Бессмертные души не ощущают течения времени. Она сидела в той самой комнате, на последнем этаже у чердака, слушая шорохи, чьи-то шаги, каждый раз вздрагивая и бросаясь к двери, если они раздавались за ней, продвигаясь так далеко насколько позволяла цепь, приковавшая ее к стенам этой комнаты, надеясь увидеть его, желая только одного – находиться в этой комнате рядом с ним, мечтая лишь о том, что он будет чувствовать ее присутствие и заботу. Но он все не приходил.
Сначала Заэль думала, что за свой грех она попадет в ад, и, умерев, когда ощутила тяжелую цепь, тянувшуюся из груди, она сочла это наказанием – вечность сидеть в этой проклятой комнате, опечатанной полицией и думать о своем грехе. И боялась, что не выдержит. Наказание бы было легче, если бы она видела Илльфорте, но… Он не возвращался.
Шли дни. Цепь таяла – звено за звеном каждый раз, когда боль и отчаяние девушки становились невыносимыми. Заэль старалась гнать от себя мысли о том, что брат забыл ее, просто выкинул из головы все воспоминания о ней и этом месте. Ведь, если бы помнил, то пришел бы обязательно. Пришел, но его не было! В этой квартире уже не осталось ничего, что напоминало бы о нем.
Цепь таяла, как и надежда.
Он не придет.
Эта фраза въедалась в самую душу острыми зубами, выгрызая сердце.
Он не придет.
Сердце сгорало, оставляя вместо себя в груди черную дыру. Действительно, зачем живым помнить о мертвых? О тех, кто даже после смерти любит. О тех душах, кто страдают, не получив прощения или последних слов, те души, что перестали чувствовать взаимную любовь, которые стали забытыми. И если так, то что сейчас действительно держит ее у этого дома? Злоба на того, кто забыл, или отчаяние, которое стирает душу?
Всего лишь оказавшаяся невзаимной любовь. Всего лишь короткая память людей.
Она хотела стать сильнее. Заэль хотела измениться. Сейчас она хотела спрятать остатки своей души где-нибудь далеко, хоть на дне моря, чтобы никто и никогда не видел ее боли. Она хотела стать сильнее, она хотело ощутить броню, чтобы никто и никогда не смог ее ранить.
***
– Еще один Гранц, значит?
Илльфорте повернулся, посмотрев на розововолосого парня, который бесцеремонно вошел в его комнату и сейчас стоял, внимательно оглядывая, будто бы оценивая.
– А что?
– Ичимару просто змеем вился последние несколько дней в моих лабораториях, рассказывая о тебе. Такое чувство, что он пытался вызвать ревность к тому, кто столь нахально использует мою фамилию.
Незваный гость, прикрыв двери, подошел ближе, остановившись в центре комнаты.
– Заэль-Аполло Гранц. Я бы сказал однофамилец, но правая рука божественного ками меня убеждал, что мы братья. Может, и так, но я никогда не встречал родственных связей между арранкарами. Я думаю, ты тоже считаешь, что это глупо.
– Да мне лично плевать, – Илльфорте сел на край постели, а Заэль, сразу же оказавшись рядом, склонился, схватив своего новоявленного брата за подбородок, внимательно разглядывая.
– Знаешь, мне тоже.

0


Вы здесь » Bleach: Nuevo Espada » Фан-зона » Драбблы по Гранцам


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC